69788 фото сумка

2017-09-26 12:51




Бухгалтер по телефону: - ... Это вы рассматриваете с точки зрения здравого смысла, а не налогового кодекса...


Только в день рожденья узнаешь, сколько в мире не нужных вещей.






Выходные пропиты - Нету мне прощения. Хмурое из зеркала Смотрит отвращение.


История произошла в середине 80-ых в одном из московских универмагов. Как-то раз в магазин привезли охуенно крутые навороченные люстры из Югославии. Советский народ быстро узнал об этом чуде, и с утра до закрытия магазина стоял в очереди за оными. Соответственно у каждого был номерок, писавшийся на руке, сумка злобы и кусок надежды. В кабинет заведующего прибегает продавец, и говорит: - Все, мол, Юрьич люстры закончаться через пятнадцать минут, на всех не хватит, успокой толпу, а то из нас Квазимод понаделают!!! Заведующему умирать от зубов разъяренной толпы, не получившей долгожданной люстры, тоже не хотелось, поэтому он отдал приказ найти человека, который смог бы успокоить людей. Этим человеком оказался грузчик, имя которого история умалчивает. Грузчик попросил всего-ничего: пол-литру и два дня отгула. Замдир, кивнул головой и сказал "дать"! Через пятнадцать минут грузчик зашел с директорского входя в магазин, встал на прилавок и окинул взглядом толпу. Толпа мгновенно замолчала, оценив всю трагичность ситуации. - Так, все слышат? - спросил он, хотя его слышали даже дети в животах у беременных женщин. - Люстры заканчиваются, на всех не хватит! - толпа начала роптать... Грузчик, выдержал паузу и начальственным жестом показал пальцем на нескольких людей, во время этого процесса он коротко говорил - "Ты", "Ты", и "Ты", ничего не объясняя. Когда избранные отошли в сторону, некая дама из противоположного людского месива, которой очень не хотелось терять люстру громко крикнула: - А можно я?!?! На что грузичик, коротко и лаконично, с доброй улыбкой ответил: - Можно. Потом помолчал несколько секунд и выдал последнюю фразу: - А теперь все, кого я назвал, идут из магазина на хуй !!! Люди падали от смеха на пол, но с грузчиком спорить никто не захотел, поэтому недовольные быстро ретировались.